Компания «Хоссер» оказалась в финансовой яме через год после перехода под контроль Минобороны

Спустя год после перехода под контроль Минобороны крупный петербургский подрядчик «Хоссер» оказался в финансовой яме. Компания, чьи собственники рассчитывали на многомиллионные военные контракты, не в состоянии платить даже зарплату.

Переход под контроль Минобороны обернулся для инжинирингового бюро «Хоссер» Сергея Фурманчука финансовыми проблемами. После того как контрольный пакет его компании приобрело АО «Главное управление обустройства войск» (ГУОВ) и она стала называться «Оборонмедстрой», у компании с крепкой 25–летней историей закончились деньги.

Фирма много месяцев не выплачивает зарплату, а контрагенты через суд требуют с нее более 400 млн рублей.

Покупка своих

В 2014 году ГУОВ стало скупать доли в компаниях, с которыми активно работало по договорам подряда. Становясь владельцем подрядчиков, ведомство смогло отдавать работы своим компаниям не по конкурсу, как раньше, а напрямую.


ГУОВ создано в 2010 году и через ОА «Оборонстрой» на 100% принадлежит Министерству обороны. В военном ведомстве оно отвечает за строительство и закупку жилья для военных, возведение и ремонт казарм, учебных корпусов, медицинских учреждений и т. п.

Большинство конкурсов по строительству и ремонту больниц для военных в последние годы выигрывало инженерное бюро "Хоссер". Компания выполняла работы для Военно–медицинской академии, сотрудничала с заказчиками по гражданским объектам, например реконструировала Мариинскую больницу.

Бюро "Хоссер" стало самым крупным приобретением ГУОВ — ведомство купило 67% компании в 2014 году. Остальные акции остались у основателя компании Сергея Фурманчука.

Финансовые показатели ИБ "Хоссер" на момент смены основного собственника демонстрировали бурный рост. В 2014 году выручка бюро перевалила за 2 млрд рублей, увеличившись с 2013 года почти в 7 раз. Чистая прибыль компании за это время выросла в 8 раз — до 44,6 млн рублей. В мае 2015 года компания окончательно вошла в структуру ГУОВ, получив название "Оборонмедстрой".

Смена курса

После включения в структуру ГУОВ дела у компании пошли по наклонной. В 2015 и 2016 году контрагенты подали против нее 47 исков с общей суммой требований более 400 млн рублей. Среди крупных требований, которые суд удовлетворил в первой инстанции, выплаты на 98,5 млн рублей ООО "Альтаир" за работы по капремонту военного клинического госпиталя им. А. А. Вишневского в Подмосковье. Еще 71,6 млн рублей суд постановил выплатить ООО "Медес" — основному поставщику реанимационного и анестезиологического оборудования в лечебные учреждения военно–медицинского управления Минобороны.

Заявления и иски

Финансовые разрывы оказались столь велики, что компания стала задерживать выплату зарплат специалистам — как штатным, так и работающим по договорам подряда. Задолженность достигла в среднем 3 месяцев, а ее объем — около 35 млн рублей. Сотрудники пишут заявления в прокуратуру и подают в суд.

"Нас около 100 человек, мы все подали заявления в прокуратуру о невыплате зарплат. На прошлой неделе была встреча с руководством, и нам обещали, что в понедельник начнутся выплаты и будут раз в 10 дней поступать деньги", — говорит Леонид Херумов, который по договору подряда с августа работал с "Оборонмедстроем" на строительстве туберкулезного диспансера на Бестужевской ул.

Некоторые работники уже подали иски к компании. Например, Екатерина Сутягина, которая до апреля работала ведущим инженером проектно–технологического отдела "Оборонмедстроя". "В октябре начались задержки зарплат на пару недель, но перед Новым годом деньги выплатили в полном объеме. Однако зарплату за январь мы получили только в марте, а затем платить перестали", — говорит Екатерина Сутягина, уточняя, что уже уволилась из компании и подала иски в мировой и в Василеостровский районный суд.

Кризис неплатежей

Сергей Фурманчук подтвердил, что в компании существует проблема с выплатами зарплат и оплатой работ подрядчиков. Он связывает сложившуюся ситуацию с системным кризисом неплатежей в строительной отрасли. После того как федеральные власти перевели многие бюджетные стройки в режим жесткой экономии, заказчики перестали рассчитываться с исполнителями.

"В стране сложная экономическая ситуация, не хватает денежных средств, чтобы вовремя оплачивать выполненные работы в том числе. Неоплаченные работы приводят к тому, что компании трудно выполнять свои обязательства", — говорит Сергей Фурманчук, уточняя, что основной заказчик "Оборонмедстроя" — это ГУОВ.

В свою очередь, в ГУОВ говорят, что имеют действующие контракты с "Оборонмедстроем", но новых в 2016 году не заключалось, оплата же по существующим контрактам приходит в срок, утверждают в управлении. Кроме того, все оплаты по конкретным объектам ГУОВ поступают на спецсчета, и средства по "военным" объектам не могут быть направлены на гражданские, напомнили в ведомстве.

Нерациональное использование

Новый гендиректор "Оборонмедстроя" Андрей Назаров, который занял свой пост в конце марта, подтвердил, что выплаты рабочим начнутся на этой неделе. Погасить задолженность планируется за месяц. Возникшую ситуацию антикризисный менеджер связывает с "нерациональным использованием средств предыдущим руководством". До его вступления в должность компанией с февраля 2016 года руководил Олег Сундуков, который сменил Сергея Фурманчука после того, как тот продал свои акции структуре Минобороны.

"Компания не отработала выплаченные авансы. Я не могу сдать заказчикам работы, потому что они не выполнены в должном объеме. Соответственно, ни о каких новых авансах речи быть не может", — поясняет Андрей Назаров, уточняя, что средства он планирует изыскивать в том числе и с должников компании. Отметим, что самое крупное требование, более 400 млн рублей, — к "Строй Сервис Групп", контролируемой, по данным СПАРК–Интерфакс, СМП Банком братьев Бориса и Аркадия Ротенбергов.

Впрочем, по мнению участников рынка, Минобороны просто с перебоями финансирует ГУОВ, и отсюда все проблемы.

История с "Хоссер" лишний раз доказывает, что государство, особенно в кризисной ситуации, — не самый лучший партнер для бизнеса. Партнерство с государством несет как плюсы в виде многомиллионных контрактов без конкурса, так и риски. В самый неподходящий момент от государственного заказчика или собственника можно услышать: "Денег нет, вы там потерпите".

"ГУОВ скупало все эти компании, потому что ему нужно было наполнить свою структуру, чтобы иметь возможность комплексно проводить работы. Это как салат оливье — они купили для него все ингредиенты, но забыли, что, если не добавить майонез, салат не получится", — рассуждает бывший контрагент ГУОВ.

________________________________________________________________________________________________________

"Мы работаем с частными инвесторами и понимаем, как это делать. Работа с государством — это другая вселенная. Другие риски, правила, мотивация участников. Со стороны я вижу, что было со многими подрядчиками, которые строили Константиновский дворец, работали в Сочи или на Универсиаде в Казани. Все построили, фуршет был, мероприятия провели, а они все судятся, чтобы им заплатили. Я сам решаю, работать мне с заказчиком или нет. "Дочка" госхолдинга так не может. Хотя это может быть как в советском анекдоте: они изображают, что они нам платят, а мы изображаем, что мы работаем".

Юрий Иоффе

Юрий Иоффе
вице–президент генподрядной компании STEP

"На мой взгляд, госструктуры не должны заниматься бизнесом. Частные владельцы способны управлять им эффективнее. Госкомпании ощущают поддержку государства и порой не чувствуют проблем, что в итоге может негативно отразиться на вверенном им бизнесе. Если говорить о госзаказах, то главный риск в том, что возможны задержки с оплатой. Нужно тщательно проанализировать компанию с госучастием, оценить ее прозрачность и уже после этого принимать решение работать с ней или нет. Но сложность в том, что часто необходимая генподрядчикам информация конфиденциальна".

Олег Бирюков
генеральный директор компании "Лиман–трейд"

Вернуться назад

Другие публикации в прессе

Промышленные кадры
Декларируемые тенденции на инновационность и импортозамещение в промышленности не сказываются на учебных программах высших и средних учебных заведений. С одной стороны, образовательная система недостаточно гибка для оперативных изменений, с другой — перед ней стоят более насущные проблемы оторванности от реальных нужд производств.
19 сентября
Пока огонь горит. Как избежать эмоционального выгорания
На эмоциональное выгорание сотрудника влияет множество внешних факторов как на работе, так и в личной жизни: стресс, недовольство клиентов, обстановка в семье, плохое самочувствие. Однако самое большое влияние, предупреждают бизнес-тренеры, оказывает неправильное поведение начальства.
16 сентября
Самый ценный кадр. Как нанять грамотного HR-специалиста
Прежде чем HR–специалист начнет поставлять в компанию кадры, от которых будет зависеть жизнеспособность бизнеса, владелец компании должен найти этого специалиста и настроить его под себя. Подобрать хорошего рекрутера — самого ценного сотрудника компании — не так–то просто. Ошибка будет стоить дорого. Поэтому так важно знать, на что надо обращать внимание.
11 сентября
Кризис в России в целом и регионах в частности – преодолен или продолжается?
В последнее время все чаще звучат оптимистичные заявления от представителей разных уровней власти о преодолении кризиса в России. Соответствует ли это утверждение реальному положению вещей? НЕВСКИЕ НОВОСТИ выслушали мнение экспертов.
05 июля