Почти треть работающих россиян считают, что с руководством спорить не нужно. А сами вы рискуете пререкаться с вышестоящими?

Почти 33% работающих россиян считают, что с руководством спорить не нужно. Чтобы, например, не лишиться работы. Отстаивать свою правоту в суде готовы лишь 26%. Остальные — по ситуации. (Опрос сотрудников 100 российских компаний провели специалисты «АльфаСтрахования».) Как вы относитесь к работникам, которые регулярно спорят с начальством? Не возникает ли (если честно) ощущения, что такие споры подрывают ваш авторитет? А сами рискуете вступать в пререкания с вышестоящими? Допустимы ли эмоции в рабочей обстановке или вы цените только «конструктивную критику»?

Святослав ГАЙКОВИЧ, руководитель АМ «Студия-17»:

– Эмоциям не место в конструктивном споре — иначе стороны никогда не найдут приемлемого решения. Слава богу, большую часть жизни я избавлен от споров с начальством, поскольку сам возглавляю архитектурную мастерскую. В каком-то смысле начальником для меня является главный архитектор города, но только в определенных вопросах, и наши взаимоотношения не предполагают спора. Скорее, уместно говорить о конструктивном диалоге. Если же говорить о спорах с сотрудниками, то надо определиться, что мы имеем в виду. Архитектура — специфическая профессия, и время, которое мы отдаем этому делу, может меняться день ото дня. Бывает, что пять дней работаем по 20 часов в сутки, а потом берем паузу на отдых. Конечно, отрабатываем все положенное по Трудовому кодексу: трудно представить успешного архитектора-бездельника, скорее, это трудоголик. Так что вопросы о продолжительности трудового дня у нас решаются без всяких споров. Если же затронуть творческую часть дела — то как можно сделать хороший проект без обсуждений композиции, планировок, цвета? В этом смысле споры — неотъемлемая часть нашей профессии.

Александр ПАРШУКОВ, директор по инвестициям «ВТБ Девелопмент»:

– Да, плохо я к отношусь к тем, кто постоянно спорит! Разумеется, у сотрудника есть право на свою точку зрения и даже позицию, он может объяснить ее руководству. Но адекватный сотрудник всегда понимает, что решение остается за вышестоящими по должности, потому что у них больше опыта, знаний, шире кругозор. Сам придерживаюсь такого же принципа: излагаю свое мнение, но помню о субординации. В ВТБ приказы не обсуждаются, а выполняются. И это правильно, иначе в компании начнется анархия.

Николай АНТОНОВ, партнер и генеральный директор компании «МТЛ. Управление недвижимостью»:

– Не спорят с начальством бездумные исполнители. Думающие сотрудники могут и должны возражать руководству. Конечно, в интересах дела. Руководителю важно это понять, принять и не дрожать за свой авторитет. Сотрудник, который с тобой сейчас спорит, показывает тебе другой путь развития ситуации, о котором ты, возможно, не подумал. Ты можешь согласиться или нет, принять риски или подстраховаться. Но важно помнить, что ни один из нас не всесилен и не обладает универсальными компетенциями. Сам я не так долго работал в качестве наемного менеджера, но возражать тем, кто стоял надо мной, приходилось.
Мы в компании практикуем командный подход к работе, часто проводим «мозговые штурмы». Эмоции, конечно, допустимы, роботов у нас нет, кто-то может вспылить и покинуть совещание. Но команда есть команда. Если эмоции одного из игроков постоянно мешают игре и портят результат, надо его удалять с поля.

Альберт ХАРЧЕНКО, генеральный директор East Real:

– Сотрудники должны иметь свое мнение и возможность его высказывать. При этом спор как обсуждение, процесс поиска правильного решения, конечно же, необходим. Но только наличие идей и предложений, аргументированная их защита делает его созидательным. Если же под спором подразумевается пререкание, публичное несогласие с уже принятым решением, то это деструктивно для компании.

Борис МОШЕНСКИЙ, генеральный директор компании Maris в ассоциации с CBRE:

– У нас в компании принято обсуждать любые важные производственные вопросы. Диалог идет как между руководителями, так и между руководителями и другими сотрудниками. Это всегда очень продуктивно. Естественно, речь о конструктивном диалоге или споре. Эмоции в данном случае не приемлемы, эмоциями никогда ничего не решить и никого не убедить. Я не считаю, что, если мои подчиненные доносят до меня альтернативную точку зрения, они подрывают мой авторитет как руководителя. Скорее, наоборот, умение выслушать коллегу и понять его точку зрения повышает авторитет любого руководителя.

Наталья ОСЕТРОВА, руководитель проекта Gatchina Gardens:

– Командная работа — это, прежде всего, доверие. Мы идем к цели, рассматривая различные сценарии развития ситуации на рынке. Поэтому я не против обмена мнениями, но считаю, что каждому сотруднику необходимо взвешивать все «за» и «против». Иногда у нас в коллективе обсуждения происходят эмоционально, но с уважением к профессиональным компетенциям коллег. В конце концов, у нас общие цели, поэтому обмен мнениями — это нормальный рабочий процесс. И если нужно спорить, то мы спорим.

Надежда КАЛАШНИКОВА, директор по развитию компании «Л1»:

– Самая устойчивая система, как известно, — это система противовесов. Но при этом важно помнить, что она должна не просто устоять, но еще и двигаться вперед. Поэтому критика должна быть конструктивной и своевременной.
У нас в компании принято выслушивать все точки зрения, пока решение не принято. После спорить бессмысленно и даже вредно. Поэтому каждое серьезное решение — это некая сумма мнений, ты обязательно должен высказаться по теме, и твоя позиция может не совпасть с позицией вышестоящих. Но основная ответственность за результат — на руководителе, поэтому именно он должен принимать решения. И это правильно.

Татьяна АЛЕКСЕЕВА, коммерческий директор СК «Норманн»:

– Я считаю, что споры — это неконструктивно. Если возражения аргументированные и улучшат ситуацию, то сотрудник обязан их донести до руководства. Если же доносить свою позицию в форме эмоций — подумайте, может, вы просто склочник?
Когда я не согласна с мнением руководства, я обязательно сообщу альтернативную точку зрения. Но спорить, гулко рыдать и вцепляться в горло оппоненту не буду. Нужно уметь контролировать эмоции.

Юрий ДОБРОВОЛЬСКИЙ, заместитель руководителя Петербургского городского филиала Мосгосэкспертизы:

– За все годы руководящей работы могу вспомнить только одного такого сотрудника. Причем споры были по поводу нарушения отлаженных бизнес-процессов. С сотрудником пришлось расстаться.
Подорвать авторитет руководителя могут, скорее, не сами споры, а настаивание на заведомо неправильной позиции, самодурство. Признание своей неправоты может укрепить авторитет, хотя, конечно, лучше укреплять его по-другому.
Насчет пререканий с вышестоящими — как-то всегда удавалось оставаться в рамках аргументированного диалога, похоже, везло с руководством.
Все мы люди, поэтому эмоции допустимы, однако всему должен быть разумный предел, черта, за которую нельзя переступать. Если есть критика, она должна быть конструктивной с предложением альтернативного, оптимального решения.

Елизавета ЯКОВЛЕВА, руководитель отдела маркетинга и аналитики «Лаборатории МЕТРОВ»:

– Я приветствую продуктивный дружественный спор, когда рождаются новые мысли, интересные решения. Это не имеет отношения к эмоциональным баталиям, это, скорее, конструктивный диалог. А просто спор обычно к хорошим последствиям не приводит.

Евгений АЙТЖАНОВ, директор компании «АТС Малиновка»:

– Причины споров бывают разные. Если характер у человека склочный (в силу домашних причин или заниженной самооценки), то страдает весь коллектив. Впору принимать решение о переходе на работу, где спорить в принципе не с кем, например, мойщиком окон, водителем уборочной техники, машинистом электропоезда. А в свободные минуты работать над своим характером, потому что жить в обществе, не взаимодействуя с другими людьми, невозможно. Если же сотрудник и руководитель спорят, обсуждая какой-либо проект, то это естественно. Руководитель решает много задач, и потому не всегда досконально разбирается в конкретике, в которой специалист чувствует себя, как рыба в воде. А специалист не может видеть всех последствий того или иного решения. Поэтому споры допустимы. Излишне эмоциональными бывают люди, неуверенные в себе. Все чувства лучше оставлять за пределами офиса.

Ирина МЕНЬЩИКОВА, руководитель отдела персонала инжиниринговой компании «Лиман-трейд»:

– Если сотрудники периодически спорят с начальством, это означает, что руководитель придерживается демократического стиля управления, а дискуссия ведется в меру эмоционально и в конструктивном русле. Такие споры отнюдь не подрывают его авторитета. Напротив, подчиненные видят обратную связь и ощущают себя полезными компании. Если же руководитель авторитарный, то спор с ним чаще всего бывает первым и последним. Отсюда вытекает и модель поведения: если руководителю с авторитарным стилем управления нужно указать, к примеру, на его ошибку, то ни в коем случае нельзя делать это, как говорится, «в лоб». Нужно действовать тоньше – постараться аккуратно подвести его к этой мысли.

Мария ЧЁРНАЯ, генеральный директор «Бонава Санкт-Петербург»:

– Мы придерживаемся демократических взглядов в общении с сотрудниками. Поэтому если коллега хочет высказать свое мнение или несогласие по какому-либо вопросу, это приветствуется, так как означает, что человек вовлечен в рабочий процесс и ему не все равно. Спор с вышестоящим иногда даже может помочь взглянуть на проблемную ситуацию с других ракурсов и найти более оптимальное решение. Для отбора нашего персонала действует многоступенчатая система. Поэтому когда мы принимаем человека на работу, то знаем, что он разделяет ценности нашей компании. Но если сотрудник втягивает в спор коллег на регулярной основе, то это больше говорит о характере человека. Излишняя конфликтность противоречит нашему корпоративному характеру.

Яна ДОЛОТОВА, директор по партнерским продажам ГК «Еврострой»:

– На мой взгляд, если ты не согласен с мнением начальника, не надо об этом говорить при всех. Это неконструктивно и подрывает авторитет руководителя. Можно потом подойти и наедине с собеседником высказать свои замечания, возражения, предложения. Споры — это всегда негатив, и почти всегда они вызывают агрессию, причем у обеих сторон. Каждый из нас уверен в своей правоте. Но бывает, что, возвращаясь мысленно к спору, ты осознаешь, что собеседник предлагал более разумные или эффективные варианты.
Я стараюсь не пререкаться ни с кем, тем более с начальством. Если уверена в своей правоте, то потом в спокойной обстановке изложу свои аргументы. Эмоции бывают разные, главное — чтобы они не перешли во взаимные упреки или склоки.
Вернуться назад

Другие публикации в прессе

Я достиг хороших результатов, но мог бы сделать больше
Интервью генерального директора компании "Лиман-трейд" Олега Бирюкова газете "Деловой Петербург"
28 апреля
Майнинг наудачу
Тема использования криптовалют и применения технологии блокчейна давно вышла за пределы узкоспециализированного направления и получила распространение практически во всех сферах экономики, особенно в Японии, странах Евросоюза и США. В России к таким проектам пока относятся с осторожностью, хотя среди "проповедников" блокчейна есть и представители топ-менеджмента крупных компаний с государственным участием, а технология уже используется некоторыми ведомствами.
26 апреля
Чудесное превращение. Как патологически безынициативных сотрудников сделать активными
Даже патологически безынициативные сотрудники могут стать активными, только нужно приложить некоторые усилия, уверены эксперты по работе с персоналом. В этом перевоспитании главное — вовремя отойти от жестких регламентов и показать, что начальство на самом деле готово слушать подчиненных, а инициативы действительно внедряются в жизнь.
26 марта
Просите прибавку. Для большинства компаний стаж сотрудника не основание для повышения зарплаты
Просьба сотрудника о повышении оклада редко когда доставляет работодателю удовольствие. Большинство признается, что готовы обсуждать зарплатную тему не раньше чем через 3 месяца после первой беседы. Некоторым требуется год. Но почти все компании сходятся во мнении, что первый такой разговор можно начинать как минимум год спустя после трудоустройства.
19 февраля