Во сколько работодателям обходится игнорирование эмоциональной подавленности работников

Большинство российских работодателей никак не реагируют на изменение эмоционального состояния своих подчиненных, боясь перегнуть палку и превратиться из начальника в няньку–психолога. Между тем, говорят эксперты, менеджер, работающий в плохом настроении, может нанести серьезный убыток компании. Работодатель вполне может его подсчитать.

Опрос руководителей 100 российских компаний с оборотом от 100 млн рублей в год позволил экспертам проекта "HR Lab. — Лаборатория HR–инноваций" сделать вывод, что только 6% организаций обращают внимание на эмоциональное здоровье сотрудников и предпринимают меры, помогающие им бороться с депрессией. В 64% случаев начальство, замечая подавленное состояние подчиненных, лишь советует взять несколько дней отдыха, чаще всего за свой счет. Остальные 30% считают эмоциональную подавленность личным делом сотрудника — по их мнению, она никаким образом не должна отражаться на его работоспособности.

Мы не железные дровосеки

Чаще всего работодатели никак не реагируют на эмоциональное состояние сотрудника, подтверждает Анна Вовк, совладелица компании "А–Консалт". Считается, что руководители высшего звена должны обращать внимание на эмоциональное состояние сотрудников, только если оно дошло до критической точки и вредит работе. Например, работник сорвался и нахамил клиенту или, поругавшись с начальником, хлопнув дверью ушел домой.

"По нашим наблюдениям, большинство руководителей, особенно больших компаний, вообще никак не реагирует на эмоциональные состояния сотрудника, если это не проявляется внешне. По их мнению, зрелые работники не должны ставить свою эффективность в зависимость от эмоционального состояния. Если же настроение человека постоянно сказывается на его работе, то таких сотрудников стараются конфиденциально заменить, часто привлекая для этого агентства", - рассказывает директор петербургского представительства рекрутинговой компании Brainpower Шамиль Исмаилов.

"К сожалению, большинство руководителей не хотят видеть прямую связь эмоционального состояния и производительности труда. Но люди не железные дровосеки и не могут существовать отдельно от своего эмоционального "я". Мы видим, что таких "продвинутых" руководителей, понимающих это, всего 6%, и то речь идет о компаниях с оборотом более 100 млн рублей в год, — говорит Анна Вовк. — Тем, кто поменьше, вообще, как правило, не до подобных размышлений".

В крупных компаниях руководители верхнего эшелона не знают об эмоциональном состоянии своих сотрудников, поскольку их в принципе не видят, уточняет Наталья Сторожева, генеральный директор Центра развития бизнеса и карьеры "Перспектива". "Кроме того, нет методов, позволяющих отслеживать изменения в настроении работников, их влияние на качество работы", — аргументирует она позицию "непродвинутых".

Олег Бирюков, генеральный директор инжиниринговой компании "Лиман–трейд", считает, что в небольших компаниях работодатель, напротив, может следить за эмоциями команды. "Я знаю примеры организаций, в которых численность сотрудников не превышает 40 человек: там действительно все подчиненные находятся на виду у руководителя, который видит их эмоциональное состояние и в случае необходимости поговорит "по душам", — говорит Олег Бирюков. — Беседа остается самой правильной реакцией на подавленное эмоциональное состояние работника".

Как реагировать работодателю

Гештальттерапевт Анна Туманова объясняет, что беседа с сотрудником для работодателя будет эффективной далеко не всегда. Самые распространенные причины изменений эмоционального состояния сотрудников, по словам эксперта, — это нарушения здоровья (подавленность может являться следствием перенесенного на ногах заболевания), семейные конфликты или другие обстоятельства личного плана, профессиональное выгорание. Стратегия работодателя в этих разных случаях должна быть разной, объясняют психологи.

"В первом случае вполне адекватным станет отпуск. Во втором — если руководитель хочет поддержать человека, нужно поинтересоваться, что случилось и может ли компания чем–то помочь: изменить график работы или предоставить внеочередной оплачиваемый отпуск. Затем очень важно продолжать сотрудничество "как обычно", не снижая планку и принимая подчиненного в его новом временном эмоциональном статусе", — рассказывает эксперт.

Самый сложный для работодателя вариант — когда сотрудник перегорел. Здесь, если специалист представляет ценность для бизнеса, важно разобраться в причинах: в этом случае ответственность за состояние сотрудника работодатель делит с ним пополам. По данным HeadHunter, ощущение профессионального и эмоционального выгорания чаще испытывают управленцы, менеджеры по продажам, по работе с клиентами, HR-ы, специалисты по PR, представители СМИ, педагоги и врачи.

"Обычно отрудник выгорает эмоционально через 2-3 года после начала работы на той или иной должности. Обычно это происходит, если за это время специалист полностью освоил функционал, задачи перестали вдохновлять и превратились в рутину, не было какого-то либо карьерного роста", — объясняет Максим Энтензон, руководитель направления подбора и адаптации персонала "Связного".

"Ускорять выгорание может длительная, интенсивная работа на пределе, трудоголизм, дисбаланс жизненных ценностей, работа с большим информационным потоком, нерешенные конфликтные ситуации в семье, на работе, проблемы со здоровьем и сном", — напоминает Юлия Сахарова, директор по Северо-Западу HeadHunter.

Не царское это дело

Елена Манаева, заместитель HR–директора компании AT Consulting, объясняет, что эмоции нужно воспринимать как некую векторную величину, которая в приложении к опыту, знаниям и компетенциям сотрудника повышает или снижает результативность. "Поэтому умение принимать во внимание и учиться работать с эмоциями положительно сказывается на процессе управления сотрудниками и результатах бизнеса", — уверена она. А значит, эмоциональное состояние подчиненных — прямое дело начальника.

"Взрослый человек должен сам уметь регулировать свое психологическое состояние: принимать вовремя витамины, устраивать себе отдых, переключаться на другой вид деятельности. Перекладывание подобной ответственности на руководителя — признак психологической незрелости. Потому что эмоциональное состояние работника — это такой же трудовой ресурс, как профессиональные навыки, знание иностранного языка, общее состояние здоровья", — наоборот, считает Наталья Сторожева.

С ней соглашается Владимир Виноградов, президент ГК Pro–Vision. "Соплевытеринг" — это не обязанность работодателя. Часто такое отношение работники начинают воспринимать как должное, и вместо бизнесмена ты становишься психологом, — говорит он. — Это мешает эффективной работе. Дело работодателя — создавать продуктивную рабочую атмосферу, в его задачи не входит потакание каждому душевному порыву сотрудников. Нельзя идти на поводу у работников, это не ценится".

Работодатель должен придерживаться золотой середины, считает директор петербургского представительства рекрутинговой компании Brainpower Шамиль Исмаилов: "Не стоит как реагировать на каждый каприз, так и совсем не обращать внимания на сложные ситуации. Запущенное негативное эмоциональное состояние одного сотрудника вполне может сказаться на всей команде, резко снизив ее эффективность".

Бизнес–тренеры его поддерживают: слишком внимательное отношение руководителя к эмоциональному фону подчиненных может вредить рабочему процессу и снижать трудовую дисциплину. "Заметив, что начальник отпускает пораньше того, кто жалуется на весеннюю депрессию или ссору с близким человеком, люди начинали этим активно пользоваться и манипулировать руководителем", — приводит пример из практики Наталья Сторожева. Объем работы при этом не снижается, а значит, вся нагрузка ложится на менее хитрых или более психологически устойчивых.

"Если система управления в компании называется "хватай мешки — вокзал отходит", а начальник руководит по "принципу чайки" (налетел — наорал — улетел), то эмоциональная подавленность сотрудников просто гарантирована, — говорит Анастасия Данкова, бизнес–тренер OD&M Consulting. — Поэтому сначала система, потом внимание к отдельно взятому сотруднику".

Но царю полезно

Возможно, "нянчиться" с сотрудниками и не дело работодателя. "Но если сотрудники находятся в негативном или тревожном эмоциональном состоянии, об эффективной работе можно забыть — люди будут пытаться решить собственные проблемы и избавиться от личных переживаний, а рабочие задачи уйдут на второй план", — напоминает Елена Манаева.

Кирилл Краснов, руководитель программы R2 Private Leaders Club в составе "Рыбаков Фонд", объясняет: эмоциональное состояние сотрудника — это то, на что тратится его энергия в единицу времени. И если эта ситуация разворачивается на работе — работодатель ее оплачивает. Елена Воробьева, директор по персоналу «Адамас», напоминает, что счастливым клиента может сделать только счастливый сотрудник, а, значит, следть за состояние сотрудника выгодно работодателю. "Поэтому за его эмоциональным состоянием своих сотрудников следим с момента появления в компании", — говорит она.

"Сейчас многие компании, преимущественно международные, приходят к тому, что фокус и внимание к эмоциональному состоянию сотрудников становится неотъемлемой частью корпоративной культуры" ,— говорит Мария Хандрос, управляющий консультант рекрутинговой компании Hays. Она напоминает, что наше эмоциональное состояние напрямую зависит, в числе прочих, и от физического состояния. А, значит, компании, в социальный пакет которых входит частичная или полная компенсация занятий спортом, более других защищены от выгорания сотрудников и ухудшения эффективности их работы.

Мониторинг эмоционального фона в организации и состояние конкретного сотрудника — это не просто гуманитарная концепция, это напрямую влияет на прибыль компании, говорят эксперты. Учитывая эти факторы, можно влиять на производительность труда.

"По данным американских аналитиков, способность человека испытывать состояние счастья оказывает значительный позитивный эффект на производственную деятельность и прибыль компании: счастливые люди имеют на 12% более высокую производительность труда по сравнению со среднестатистическим работником, а несчастные — на 10% ниже", — напоминает Роман Мироничев, генеральный директор Exiclub.

Исходя из средней зарплаты сотрудника 40 тыс. рублей в месяц, убыток от "несчастного" менеджера составляет примерно 4 тыс. Значит, за год 100 менеджеров, работающих в плохом настроении, могут нанести убыток в размере почти 5 млн рублей.
Вернуться назад

Другие публикации в прессе

Промышленные кадры
Декларируемые тенденции на инновационность и импортозамещение в промышленности не сказываются на учебных программах высших и средних учебных заведений. С одной стороны, образовательная система недостаточно гибка для оперативных изменений, с другой — перед ней стоят более насущные проблемы оторванности от реальных нужд производств.
19 сентября
Пока огонь горит. Как избежать эмоционального выгорания
На эмоциональное выгорание сотрудника влияет множество внешних факторов как на работе, так и в личной жизни: стресс, недовольство клиентов, обстановка в семье, плохое самочувствие. Однако самое большое влияние, предупреждают бизнес-тренеры, оказывает неправильное поведение начальства.
16 сентября
Самый ценный кадр. Как нанять грамотного HR-специалиста
Прежде чем HR–специалист начнет поставлять в компанию кадры, от которых будет зависеть жизнеспособность бизнеса, владелец компании должен найти этого специалиста и настроить его под себя. Подобрать хорошего рекрутера — самого ценного сотрудника компании — не так–то просто. Ошибка будет стоить дорого. Поэтому так важно знать, на что надо обращать внимание.
11 сентября
Кризис в России в целом и регионах в частности – преодолен или продолжается?
В последнее время все чаще звучат оптимистичные заявления от представителей разных уровней власти о преодолении кризиса в России. Соответствует ли это утверждение реальному положению вещей? НЕВСКИЕ НОВОСТИ выслушали мнение экспертов.
05 июля